Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи.

Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи.

- Джимми, - в отчаянии твердила Тилли, - ну пожалуйста, ты же так классно читал рэп в больнице! Дитер!

- Лапка, ну а я-то что могу поделать? Пой сама.

- Так нечестно! Ты не хочешь, чтобы мы с ним группу создали!

- Не хочу, но моего желания никто не спрашивал. Я даю вам один-единственный, один-единственный шанс доказать мне, что вы созданы друг для друга. Вперед!

Выведенная из себя Тилли взвыла, а мама тут же заняла боевую позицию. Схватив рыдавшего от страха Джимми за руку, она волоком потащила его к микрофону Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи., отчитывая по дороге как нашкодившего щенка.

- Д-Ди-и!!! Я-я б-больше не б-б-буду!!!

Дитер, ругнувшись, вскочил с кресла и бросился на помощь. Отбив братишку у похитительницы, он приказал ей выметаться из студии и ждать дочку в машине - она так и детей с ума сведет, и его самого.

- Господин Болен, Вы только что подписали себе смертный приговор: днем к Вам заявятся репортеры и молитесь всем богам, чтобы с ними не было представителей Югендамта. Тилли уходит со мной - я еще в своем уме, чтобы отдавать ее на растерзание такому типу как Вы. Прощайте!

Дитер взял дрожавшего как в Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи. лихорадке Джимми на руки и молча вернулся на свое место. Мама Тилли, ожидавшая, что Болен устроит скандал и позволит ей выпустить пар, замерла с открытым ртом.

- Господин Болен, а Вы себя, собственно, хорошо чувствуете?

- Лучше не бывает, госпожа Луц.

- И Вы позволите мне сообщить Югендамту о том, что Вы не исполняете надлежащим образом обязанности по отношению к своему приемному сыну?! Вы же к нему так привязаны!

- Моя личная жизнь не касается никого кроме меня самого. Если успокоились, оставайтесь, но не мешайте нам работать. Тилли, к микрофону!

Тилли, боясь рассердить Дитера, шмыгнула в комнатку для записи и попыталась вспомнить, какая песня ей Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи. давалась лучше всего. Несмотря на юный возраст, детские песни ей худрук даже и не предлагал - не тот уровень. Ей нравились "настоящие" песни, на кастингах она пела или "Genius in the bottle" Кристины Агилеры или "My Heart Will Go On" Селин Дион, умиляя самое строгое жюри. В этот раз она решила исполнить балладу Уитни Хьюстон "Candle in the dark".

Джео отрегулировал для нее высоту стойки и Тилли, робко улыбнувшись в знак благодарности, сказала в микрофон:

- Дитер, я... Я хочу посвятить эту песню тебе..

- Мне?! - удивленно переспросил Дитер в свой микрофон и покачал головой. - Ай-яй-яй-яй-яй.. Ну давай Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи., валяй! Раз.. Два.. Три! Жги!

- E-every time you touch me, - вначале тихо, с каждым словом увеличивая громкость и обретая уверенность запела Тилли, закрыв глаза, чтобы представить себя на сцене. - I become a hero! I'm shining like a candle in the dark!

Дитер прыснул, услышав такое признание з уст шестилетней малышки, но тут же в испуге закрыл рот ладонями.

А Джимми неожиданно заинтересовался песней. Даже мурлыкать себе под нос отдельные фразы начал!

Дитер наклонился, чтобы расслышать что бормочет братишка и с довольным видом отметил: медведь Джимми на ухо не наступал!


documentalaklzt.html
documentalaktkb.html
documentalalauj.html
documentalalier.html
documentalalpoz.html
Документ Глава 12. Джимми, оробев от неожиданного внимания, наотрез отказался идти в комнату для записи.